Чай из Топора. Исторические факты. Ленин и Топор.

26 ноября 2014

Из серии рассказов и очерков "Чайная История"


Мир. Труд. Чай. В. И. Ленин

Как известно, вождь мирового пролетариата Владимир Ильич Ульянов-Ленин очень любил всевозможные декреты. Он написал Декрет о Мире, Декрет о Земле и даже секретный Декрет о Марсе (согласно этому декрету коммунистическая Россия должна была при поддержке Герберта Уэльса колонизировать Марс и присоединить его к своей территории в качестве Марсианской области (см. избирательную кампанию Сергея Паука Троицкого по городу Жуковский)). Менее известным декретом В. И. Ленина является Декрет о Чае.

Коммунисты, придя к власти в России быстро поняли, что чай является продуктом очень важным, незаменимым, стратегическим и заботиться о наличии чая и ценах на него нужно на высшем государственном уровне. Была создана ВЧК (Всероссийская Чайная Комиссия), которая стала заниматься конфискацией чая у контрреволюционных элементов, а также национализацией чайных производств. Вскоре полномочия ВЧК значительно расширились. Сотрудники Чайной Комиссии могли убить без суда любого, кто укрывал от государства чай.


Однако вскоре стало ясно, что врагами государства являются не только укрыватели чая, но и многие другие контрреволюционные элементы. ВЧК (Всероссийская Чайная Комиссия) была переименована в ВЧК (Всероссийская Чрезвычайная Комиссии). Небольшое сочетание букв «чрезвы», прибавленное к Чайной Комиссии, весьма значительно увеличили поле деятельности данной организации и в сотни раз умножили ее личный состав. Но не стоит углубляться в дальнейшие хитросплетения судьба ВЧК, это уже история КГБ, не имеющая в чаю никакого отношения.

Советская власть начала изымать у населения чайные запасы, пряча их на народных продовольственных складах. Индийский и китайский чай начали исчезать из обихода в советской России. Потребителю предлагали адские смеси чая низшего качества со всякой травой. В лучшем положении остались жители русской глубинки, хранящие рецепты заваривания традиционного напитка Иван-чая. Но, помимо русских, была еще одна народность, пьющая совсем другой чай. И народность эта была ближе к Ленину, чем любая другая.

Ни для кого не секрет, что Владимир Ильич Ульянов-Ленин является крещеным калмыком (по отцу) и евреем-выкрестом (по матери). Еврейские корни Ленина это отдельная история, а вот калмыцкие корни, уходят глубоко в чай. Причем в чай полуферментированный или Улун.

Биографы Ленина, выдавая общественности тайну о калмыцком происхождении Ленина, скрывали его истинную фамилию. И хотя фамилия эта была очень похожа на его фамилию вымышленную, смысловая разница огромна. Заодно вскрывается и причина всех этих Чайных Декретов и Чайных Комиссий. Так вот, настоящей фамилией Ленина была не Ульянов, а Улунов.

Предки Владимира Ильича Улунова-Ленина занимались торговлей чаем, в том числе и улуном, сортом чая, который проходит процедуру ферментации лишь частично и является полуферментированным. Улуны бывают светлые (например Те Гуань Инь) и прожаренные (например, Да Хун Пао). Улунов-Ленин не относился ни к одной из этих категорий, он был Улуном с примесью еврейской крови.

Семья Улуновых довольно успешно поставляла чай в центральные регионы России, в то время как в их родной Калмыкии и на прилегающих к ней территориях их бизнесу противостояла серьезная угроза. Этой угрозой был некий Чай из Топора или Калмыцкий чай, из которого Улунов-Ленин вскоре извлек мистический Топор, а следовательно устранил отсечение привязанностей и низверг культовое блюдо до уровня дурацкой похлебки.

Улунов-Ленин уже страдая сифилисом мозга одним из своих последних указов ввел мораторий на использование Чая из Топора, а также объявил всех последователей приготовления такого чая мошенниками, лжецелителями и врагами советской власти. Несколько калмыков, пойманных органами охраны правопорядка во время приготовления Чая из Топора были осуждены как враги народа и расстреляны.

Так был забыт и потерян истинный рецепт Калмыцкого чая – Чая из Топора. Остался лишь напиток, без магической составляющей, питающей чайный настой безграничной энергией вселенной и придающей ему совсем иные свойства.

Улунов-Ленин, потомственный торговец чаем из Калмыкии, отомстил своим врагам, не покупающим чай у его семьи, а варящим данный напиток из топора. Владимир Улунов искоренил калмыцкие народные традиции, хотя сам был крещеным калмыком.

Вот пример ненависти Улунова-Ленина даже к революционным солдатам, заваривающим чай из топора. В. И. Ленин, Полное Собрание Сочинений, том 14, страница 88:

… Возле Смольного все время было много всякого сброда, хоть и революционного, но непонятно зачем и откуда сюда пришедшего. Однажды, я обратил внимание на матроса с винтовкой, который что-то варил в котелке. Матрос этот напоминал полукалмыка, а из его котелка торчал топор. Я сразу насторожился. Ведь указы о запрете чая из топора должны быть доведены до всех без исключения революционеров. Тогда я решил подойти к матросу.

- Что это вы тут варите, батенька, - спросил я матроса, лукаво улыбаясь.

- Владимир Ильич Ленин! Сам ко мне пришел! Счастье-то какое! – вскричал от радости матрос и побежал к вождю мирового пролетариата обниматься.

- Погодите, батенька! – улыбка исчезла с моего лица, и я оттолкнул матроса. – Ответьте мне сначала, что вы варите? Что-то незаконное?

- Я? – начал тупить матрос, уперев взгляд в землю. – Чай варю?

- Весьма интересным способом, - ехидно заметил я. – А топорик туда случайно попал? Я же запретил варить чай таким способом!

- Так ведь заварки-то нету! – с трудом смог выдавить из себя матрос, едва не плача. – Вот и приходится топор заваривать! Не губи, Владимир Ильич!

Матрос стоял передо мной, низко склонив голову. Он прекрасно понимал, что совершил преступление против советской власти. Он виновен и должен быть наказан. Я вытащил топор из котелка и повертел его в руках. Чаем от топора совсем не пахло, это уже радовал. Я подумал, что можно было бы и простить матроса. Но только не в этот раз. Я размахнулся топором и со всех сил ударил по шее матроса. Удар был удачный и голова врага народа, упав на мостовую, отскочила от нее и, подобно мячику, покатилась куда-то вдаль под уклон.

«Неплохо было бы написать Декрет о Футболе», - подумал я, направляясь в свой рабочий кабинет.

Инсталляция Владимир Ильич Улунов-Ленин от Raz-ebay

По материалам Чайного Магазина Четыре Чайника http://fourteapots.ru/chaynaya-istoriya/